Наш собеседник – Александр Колмановский, психолог, автор семинаров по психологии отношений.

— Начиная разговор о мате, уточним, что мы говорим не о тех людях, которые раз в год могут выругаться в сердцах, а о тех, у кого вся речь приправлена матерными словами. Как это их характеризует?

Чем больше люди перепуганы, тем больше они матерятся— Что такое мат как языковый институт? Это какая-то табуированная часть языка, Язык этот есть, но говорить на нем нельзя. Если над этим противоречием задуматься, тогда чисто логически становится понятно: он нужен, чтобы показать, что я этот культурный барьер проламываю, я с ним не считаюсь. Вот я какой мощный, вот я какой крутой, вот я какой независимый!

Люди чаще матерятся, когда у них обостряется потребность в защите, в самоутверждении. Это не от бескультурья и не от избытка сил. Наоборот, это судорога неуверенности в себе, это состояние, в котором человек особенно жадно прибегает к внешним атрибутам своей значимости. Проще говоря, чем больше люди перепуганы, тем больше они матерятся!

Мы бываем испуганы по самым разным причинам. Из расшифровок «чёрных ящиков» известно: последним, что говорят пилоты, успевшие понять неизбежность гибели, является не слово «конец», а его матерный аналог.

Но мы сейчас говорим о других людях, которые матерятся, вроде бы, без всякой видимой причины. В таких случаях причиной является другой страх, действительно не видимый и не сознаваемый самими матерщинниками, но сильный: это страх собственной несамодостаточности, безотчётный страх того, что «я плохой», и меня ждет что-то плохое.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Убойная сила слова

Есть другое представление о том, почему люди матерятся: это представление о «дурном примере», от которого все родители хотят оградить своих детей. Кажется, что если ребёнок услышит «много новых слов» от приятеля, он захочет ему подражать и тоже начнёт материться. Это поверхностное представление. Ведь этот пример матерщины (и любой другой агрессии) предъявлен более-менее всем на свете детям и подросткам. Но все по-разному ему следуют, все с разной податливостью ему подчиняются. И с большим энтузиазмом ему следуют неуверенные в себе люди. Чем меньше чувство самодостаточности, тем больше желание сойти за своего.

— Но ведь есть примеры крутости и самодостаточности совершенно другого рода. Есть люди интеллигентные, умные. Почему из всех примеров крутости будущие матерщинники выбирают именно такую крутость?

— Крутость для них важна именно как физическая внешняя защита. Ведь им страшно!

Еще раз вернемся к природе матерщины. Какое впечатление на нас этот язык производит? Прежде всего, впечатление повышенной агрессивности. От матерщины до удара гораздо меньше дистанция, чем от корректной фразы: «Ну, Васильич, ты меня и удивил» (как в известном анекдоте). И поэтому перепуганные люди энергично матерятся. Мол, не тронь, а то вот-вот ударю. Для людей, которые чувствуют себя незащищенными, заслуживающими плохого обращения с собой, это такой заманчивый щит.

— Как влияет привычка материться на способность человека поддерживать полноценное общение с близкими людьми?

Александр Колмановский, психолог, автор семинаров по психологии отношений — Влияет очень сильно, но только не сама матерщина, а её истоки. Те же психологические причины, что провоцируют мат, портят отношения человека с окружающими.

Для наших близких полноценным является такое общение, когда мы принимаем в них участие. Когда мы к ним реально присоединяемся, представляем себе их чувства, сосредотачиваемся на их обстоятельствах. Когда мы больше выслушиваем, чем выговариваемся.

Посмотрев на отношения под этим углом зрения, вы сразу заметите, что участливые люди гораздо меньше матерятся, чем люди, чьё участие остаётся в основном виртуальным. Вы не увидите человека, который склонен выслушивать, сосредотачиваться на собеседнике, и при этом энергично матерится. Это какие-то разные образы.

— У нас издавна принято женщин ограждать от мата. Сейчас мы видим, что молодые девушки зачастую не смущаются, а сами матерятся. Можете как-то прокомментировать это?

— У меня есть два предположения. Одно состоит в том, что это есть закономерное следствие общего феминистического движения, на мой взгляд, губительного для человеческой культуры и человеческой психики.

А второе объяснение состоит в том, что сейчас матерщина вообще гораздо больше пропитывает всю культуру, язык, публичные выступления, чем это было 15-20 лет тому назад. И, если справедлива наша логика, что матерятся перепуганные люди, то это есть результат гигантской социальной ломки, вследствие которой люди в своей массе сейчас перепуганы. Старые устои приемлемой жизни сломаны, а новые не только еще не сформировались, их даже еще не видно на горизонте. И люди потеряны, поэтому чувствуют обостренную потребность в самоутверждении.

— Допустим, человек решил избавиться от мата. Наверное, вначале ему будет неловко: «как это я – без мата? меня все могут обидеть».

— Справедливые сомнения. Значит, надо начинать не с того, чтобы усилием воли держать себя за горло и отказываться мата, это будет практически непосильно. Матерная речь – признак того, что человек настолько зациклен на себе, что не в состоянии слушать собеседника. Ему надо начинать с того, чтобы, ещё отучаясь от мата, приучаться мысленно сосредотачиваться на собеседнике. Приучаться представлять себе: что этот человек хотел бы от него сейчас услышать? Чего он хочет, какими мыслями намерен поделиться? Поначалу это будет очень трудно. Но, чем чаще он будет предпринимать даже такие ограниченные усилия, тем больше у него будут расти эти возможности.


Автор: беседовал Виталий ДЕНИСОВ