Интервью со счастливым человекомТатьяна Свешникова — очень счастливый человек. Дочь известного московского священника. В 16 лет перенесла рак, спустя год узнала, что не сможет иметь детей, в 25 лет оформила опеку над четырьмя девочками, а неофициально удочерила еще семерых. Сейчас эти дети уже повзрослели, с ней осталась только младшая дочь, но Татьяна продолжает опекать обездоленных детей. В общем, если посмотреть со стороны, вся жизнь — для других. Это не совсем совпадает с общепринятым представлением о счастье. Почему же она так нескрываемо счастлива?

— Вы считаете себя счастливым человеком?

— Я — счастливый человек. В какой-то момент жизни я поняла, что дети — это счастливые люди. Маленькие дети практически все счастливы, потому что принимают обстоятельства жизни как данность. Когда я так же стала относиться к жизни, почувствовала себя счастливой. И чем дальше, тем больше я могу принять и тем счастливее становлюсь.

Мне, конечно, бывает больно за любимых людей, потому что я иногда вижу, что их куда-то заносит, что они что-то не то делают, и понятно, если я могу им помочь, то я им помогаю. Советы я редко даю, потому что стесняюсь. Я могу только молиться за этих людей.

— Здесь ключевой момент в том, что вы научились по-другому принимать все, что происходит с вами. Благодаря чему это произошло?

— Жизнь научила. Я была совсем другой, молодой и довольно эгоистичной дурочкой, хотя я работала в приюте, и работала очень много. Когда я взяла детей, моя жизнь изменилась. Я вообще не помню себя без детей, хотя я их взяла, когда мне было 25.

Я взяла сначала четырех, потом еще... В общей сложности у меня жило 11 человек. Четверо были под опекой, остальные приходили и так жили. Ну, вот я и менялась, потому что появилась настоящая ответственность, ответственность за детей. До этого я в приюте была старшим воспитателем, у старшего воспитателя тоже есть ответственность, но приходила домой и становилась маленькой капризной девочкой. Я говорила: «Оставьте меня в покое, дайте мне отдохнуть». А когда у тебя семья, такого себе уже не позволишь. Вся жизнь становится совсем другой...

— Все мы сталкиваемся с обстоятельствами, которые мы не можем изменить. Что нужно делать, чтобы научиться принимать их?

— У меня все само собой складывается, я об этом не задумываюсь. Принять, не взорваться. Бывало, с бездомными взрывалась. Была у меня такая ситуация, когда мы кормили бездомных возле вокзала, был ливень, бездомный стал под навесом тарелки назад передавать своим друзьям, а остальные стоят и мокнут. Я сказала: У нас так не делается, возьми свою тарелку и иди, я тебе больше не дам». А он стоял и меня материл. Я очень конечно была «рада», но потерпела. В конце он подошел и попросил еще тарелку. Я ему протянула поесть, а он стал материть Божью Матерь совершенно страшно. Я взяла тарелку и все ему вылила в лицо и еще дала в зубы. У него потекла кровь. Он был здоровый мужик, он был больше меня, но в тот момент я об этом не думала.

Интервью со  счастливым человеком— В 17 лет вы узнали, что не можете иметь детей. Это было трудно принять?

— Думаю, я просто перестала думать об этом, потому что стала заниматься чужими детьми. Когда я пошла работать в приют, уже было не до того, потом, когда взяла детей домой, об этом просто не думаешь, а когда у тебя уже 8 внуков, об этом не думаешь в квадрате, нет — в кубе.

Бывает, что у меня просыпаются какие-то нежные чувства к какому-то человеку, но тогда я говорю себе, что не могу родить ему детей и пойду-ка я отсюда «лесом». В общем, так раза три пришлось уходить «лесом». Последний мой знакомый уговаривал меня: «Да зачем ты все это делаешь! Будешь же унывать!» Но я, вроде, не унываю.

— Но ведь в жизни не все так гладко. В такой большой «сборной» семье могут быть и эксцессы.

— Год назад меня обманула девочка из приюта, взяла у меня много денег, набедокурила, очень сильно меня подвела и пропала после этого. Я не могла это пережить, потому что когда-то я за ней ухаживала, растила ее в приюте, потом тоже помогала после приюта, а она вот так поступила.

Я не могла ее простить, мне было так обидно, но потом батюшка (это мой отец) мне сказал: «Надо сделать это ради Бога, потому что Богу это неугодно. Это бесам угодны всякие раздоры, а Богу это неугодно». Я сделала это усилие, простила, и в этот же день (это был день моего рождения) мне подарили ровно такую сумму денег — один в один. Именно эта сумма собралась после того, как посчитали все деньги из всех конвертиков.

Когда я мучаюсь и не знаю, как поступить, я очень долго читаю «Царю Небесный» или «Отче наш». Когда я беспокоюсь о чем-то, читаю «Отче наш» и на словах «да будет воля Твоя» начинается покой...

— Какие поводы для радости вы находите в жизни?

— Понимаете, меня многие вещи радуют. До сих пор помню, как иду из института, и какой-то дядька в костюме и с дипломатом под мышкой разбегается и по ледяной дорожке прокатывается. И так это здорово, и так это радует. Радостно просто подурачиться с друзьями. Меня столько в жизни радует! Это могут быть осенние листья или то, что солнышко вышло...

У меня очень много поводов для маленькой радости, а глобальное счастье... я не знаю, как это чувствовать себя глобально счастливой. Я всегда счастлива, у меня всегда найдется повод порадоваться. Моя младшая дочка, которая живет со мной, — самая большая моя отрада, помощница, я никогда не бываю одинокой. Мне иногда хочется попробовать, что такое одиночество. Неделю я отдыхала на Кипре, через день у нас были поездки по святым местам, и я не знала, что мне делать в тот день, когда мы никуда не ездили. Я пыталась читать книги, ко мне приходили женщины из группы, которые ссорились, и я не могла ничего даже сказать им. В общем, эта неделя прошла как самая странная неделя в моей жизни.


Автор: Дмитрий ЦАРЕВ, Realisti.ru