С юных лет я был по-хорошему амбициозен и мысленно ставил себе жирную двойку за каждый день, когда я не узнавал что-нибудь новое, иначе говоря, не рос в собственных глазах.

Александра Головатюка (духовное имя Акинчана Прия дас) знают во многих городах Украины и Беларуси как пропагандиста ведических знаний.Родители-медики нацелили меня на карьеру врача, и я увлеченно постигал в институте медицинскую науку. Еще больше, чем, собственно, медицина, меня привлекали философские дисциплины, а философия в советское время была одна – марксизм-ленинизм, который я знал назубок и имел по диамату и научному коммунизму твердые «пятерки». Я родился в атеистической семье и сам твердо исповедовал атеизм. Мне доставляло огромное удовольствие раскладывать на лопатки в философских спорах православных христиан и других верующих. Еще бы: у них была только вера и никакой аргументации, у меня – мощная система аргументов, настоянных на марксистско-ленинской философии: законы причины и следствия, перехода количества в качество и т.п. Помню, я гостил в Каунасе у своего друга Армундаса, и после очередной философской баталии, мой друг, доведенный до слез моей железной логикой, вскричал:

- Я не понимаю, почему Бог позволяет безбожнику побеждать в споре верующего человека?

- Это еще раз доказывает, что никакого Бога нет, - безапелляционно ответил я.

Теория и практика

После института я приступил к работе окрыленный: как раз началось внедрение новых технологий в диагностике, профилактике, лечении болезней, а я был полон знаний, которые мог предложить людям. Я заведовал врачебным участком в Одесской области, который обслуживал двенадцать деревень, и был готов свернуть горы. И меня порой задевали охлаждающие мой пыл слова старшей медсестры:

- Івановичу, якщо людині належить вижити, вона виживе, а належить померти – то й помре...

Взрослея, я действительно стал понимать, что мои возможности кем-то резко ограничены. Жизнь и смерть действовали независимо от меня. Со второго курса я работал санитаром на «скорой помощи», и передо мной прошло множество случаев, когда медицина оказывалась бессильна. Здесь, в селе, люди также нередко умирали на моих руках. Разве я не старался и не делал все зависящее от меня, чтобы спасти их? А бывало и наоборот: безнадежный больной выживал и выздоравливал.

Однажды к нам привезли старика. Говорили, что он в войну был полицаем и теперь ни с кем не общался. Естественно, к нему никто и в больницу не приходил. Состояние его было тяжелым, и по моим наблюдениям, ему оставалось жить несколько дней. Я сделал назначения, и вскоре меня вызвали на курсы в район.

Возвращаюсь через неделю, а дед жив. Больше того, бодр и подвижен. Моя старшая и говорит:

- А що, Івановичу, я вам казала: хто повинен вижити – виживе, а повинен вмерти – вмре.

Я все больше понимал, что со всеми своими знаниями и опытом могу либо служить проводником чьей-то воли, либо мешать ей – не более того. Вскоре Господь устроил все так, что мое обращение к Нему стало необратимым.

К нам поступил пациент с обширным инфарктом. Я знал его: бывший председатель колхоза, человек сложной судьбы и такого же характера. Он уже лечился у нас и как-то по-особому относился ко мне, выбрав меня своим исповедником. Я по-человечески желал ему помочь. Я даже специально съездил в Одессу за особо дефицитным лекарством для него. Дело шло на поправку. Но в ходе лечения инфаркта, знают врачи, есть несколько дней, когда больному вообще нельзя напрягаться. Именно в эти дни даже малейшее усилие может вызвать мгновенную смерть. Поэтому я сам приглядывал за тем, чтобы мой подопечный соблюдал постельный режим. И вот в последний день меня срочно требует районное начальство. Александра Головатюка - я оставил карьеру в медицине, но не оставил медицинскую практику. Я поручаю больного медсестре и уезжаю в район. Перед отъездом лично беседую с больным, строго-настрого запрещаю ему вставать, он обещает. Не прошло и двух часов, мне звонит испуганная сестра: «Іванович, він помер». Потом мне объяснили, в чем дело: медсестра на минуту вышла во двор, а больной встал и пошел в туалет...

И тут начался кошмар. Сыновья этого человека, высокопоставленные руководители, вошли ко мне, кипя злобой, и сказали:

- Отец умер по твоей вине. Мы тебя посадим.

- Негодяи неблагодарные, - только и сказал я, припомнив, сколько сил я вложил в этого больного.

Дело приобретало нешуточные обороты. Забегая вперед, скажу, что только не менее влиятельные знакомые моего отца спасли меня от суда.

В поисках ответа

Шел 90-й год. В народе говорят: «Як тривога, то й до Бога». Ошеломленный нависшей угрозой, я вспомнил, что есть книга Библия». Наедине с собой я сидел и размышлял: «Говорят, это святая книга. Но я столько раз открывал ее и тут же закрывал, ничего не понимая». «Но ты же в Боге не веришь, потому и не понимал» - говорил мне внутренний голос. «Попроси, и тебе откроется» - продолжал голос. С этой мыслью я начал читать и мне понравилось. Новый Завет прочел на одном дыхании. Личность Иисуса Христа показалась мне такой притягательной! Потом прочел «Жизнь Иисуса» Ренана и «Сын человеческий» Александра Меня и полностью привлекся личностью Спасителя. Я жаждал общения с духовными людьми, но не мог заставить себя пойти в церковь. Может быть, сказалось близкое знакомство с некоторыми священниками... Я стал приглядываться к христианам других конфессий, в частности, к баптистам: мне нравился их энтузиазм, они строили церковь в нашем селе. Я отыскивал телефонные номера, пытался встретиться с их пасторами, но каждый раз Господь не давал этой встрече произойти.

Только потом я понял, что меня ждал другой путь. В нашем селе был паренек. Его звали Женя. В одно время в селе стали поговаривать: «Женька якісь книжки привіз! Сєкта мабуть, якась!» Как-то раз этот Женька попал ко мне в больницу с острым тонзиллитом. В день, когда дело шло в выписке, он сказал мне:

- Спасибо вам, доктор. Через вас Кришна спас меня.

- Какой Кришна? Иисус спас тебя!

В ответ он улыбнулся.

- Слышал, что у тебя книжки какие-то есть, - вспомнил я, – принеси почитать.

Он подумал и сказал:

- Думаю, глядя на вас, что вы и Бхагавад-гиту потянете.

- Выше Библии нет ничего! – парировал я.

- А я и не спорю: просто возьмите и почитайте.

Он принес мне Гиту, я открыл ее, а там – учение о душе. Такого я нигде не встречал. Как-то прочитав книгу доктора Моуди «Жизнь после смерти», где описан опыт выхода из тела в момент клинической смерти, я стал приставать с вопросом к знакомым христианским священникам: а что же дальше, за чертой смерти? Никто мне внятного ответа не дал – а тут, в моих руках, целая наука об этом! И написано все четко и понятно. Я душа, частичка Бога. Вечная, ничем не разрушимая. Другие живые существа – тоже души. Только научившись любить Бога и других, можно почувствовать, что такое настоящее счастье.

Александра Головатюка - я оставил карьеру в медицине, но не оставил медицинскую практику. И теперь я стал искать ведический храм и нашел его беспрепятственно. Будучи в Одессе, прямо в центре города, увидел преданную Кришны, распространявшую книги о Нем. У нее-то я узнал адрес храма.

Скажу честно: духовная практика надолго захватила меня. Я на некоторое время остался жить в храме, изучая ведическую философию. Конечно, работу пришлось оставить. В райсовете недоумевали: «Сань, мы же на тебя надеялись». Честно сказать, я был в районе на хорошем счету и мне прочили привлекательные должности в управлении. Однако я чувствовал, что мне открылось несравнимо большее, чем то, что я оставил, и я ни разу не пожалел о том, как все сложилось.

Я оставил карьеру в медицине, но не оставил медицинскую практику. Но теперь я практикую, делая больший упор на профилактику болезней, механизмы самовосстановления и уверен, что моя нынешняя деятельность еще более полезна людям.

Мой нехитрый рассказ – пример того, как Господь очень аккуратно и бережно ведет по жизни ищущего, чтобы потом одарить его ни с чем не сравнимой радостью.

От редакции

Александра Головатюка (духовное имя Акинчана Прия дас) знают во многих городах Украины и Беларуси как пропагандиста ведических знаний. Он выступает в студенческих аудиториях, на телевидении, встречается с управленцами и представителями власти, предлагая свою помощь в решении социальных проблем, в формировании принципов здорового образа жизни. Ведическое знание, уверен он – ключ к решению любой проблемы человечества, а Бхагавад-гита – настоящее пособие по прикладной психологии. Уверен, что большое поле для взаимодействия духовных организаций с властями предоставляет недавно принятый в нашей стране документ «Концепція захисту суспільної моралі в Україні»