Современное христианство отвергает доктрину реинкарнации. Его апологеты утверждают, что в Библии ничего не говорится о переселении душ, и рассматривают реинкарнацию как нечто привносимое в библейскую традицию извне. Вряд ли такое утверждение соответствует действительности. Популярная на востоке доктрина о реинкарнации до VI века существовала и в христианстве.

Как отменили реинкарнацию в христианстве Христианское вероучение складывалось на основе идей мессианских школ, признававших Иисуса Христа Мессией. Вполне закономерно, что на его формирование оказывало влияние наследие, оставленное античными мыслителями, хотя бы потому, что место зарождения христианства, как и вектор его распространения тесно были связаны с Римом и Грецией. Неслучайно поэтому гностики (II век н. э.), являвшиеся первохристианами, соединяли христианскую теологию с представлениями пифагореизма и неоплатонизма, краеугольным камнем которых являлось учение о реинкарнации. Так идея о переселении души вошла в гностическую доктрину раннеапостольской христианской традиции.

Родоначальники христианской церкви (II — III век н. э.): Климент Александрийский, Юстиниан Мученик, а также святой Григорий Нисский (III — IV век н. э.) и святой Иероним (IV — V век н. э.) абсолютно спокойно относились к идее реинкарнации, не находя в ней ничего, что бы противоречило учению Христа. Сам Блаженный Августин (354-430 гг.), выдающийся христианский богослов и философ, разделял идеи неоплатонизма и размышлял о закреплении доктрины реинкарнации в христианском вероучении. В своей «Исповеди» он записал: «Был ли у меня некий период жизни, предшествовавший младенчеству? Был ли это тот период, что я провел в лоне матери, или какой-то иной?... А что было до этой жизни, о Господь моей радости, пребывал ли я где-либо или в каком-либо теле?»

Читайте также Верите ли вы в переселение душ? и 2 600 человек вспомнили прошлую жизнь

Наиболее откровенно по поводу реинкарнации высказывался Ориген (185-254гг.), которого «Британская энциклопедия» среди отцов церкви ставит на второе место по значимости после Августина Блаженного. Каковы же были суждения Оригена, этого влиятельного и высокообразованного христианского мыслителя, относительно реинкарнации? Согласно «Католической энциклопедии», учение Оригена во многом повторяло идеи реинкарнации, которые прослеживаются в учениях платоников, иудейских мистиков, в религиозных писаниях индуистов.

Вот некоторые из высказываний Оригена: «Некоторые души, склонные творить зло, попадают в человеческие тела, но затем, прожив отмеренный человеку срок, перемещаются в тела животных, а потом опускаются до растительного существования. Следуя обратным путем, они возвышаются и вновь обретают Царствие Небесное»; «...несомненно, физические тела имеют второстепенное значение; они совершенствуются лишь по мере того, как меняются мыслящие существа». Учение о реинкарнации представлялось Оригену столь убедительным, что он не мог скрыть своего раздражения по поводу веры ортодоксов в Судный день и последующее воскресение из мертвых. «Как можно восстановить мертвые тела, каждая частица коих перешла во множество иных тел? — вопрошал Ориген. — Которому из тел принадлежат эти молекулы? Вот так люди погружаются в трясину несуразиц и хватаются за благочестивое утверждение о том, что для Бога нет невозможного».

ОригенОднако воззрения Оригена, хотя и разделялись приверженцами христианства, но в вероучении христианской церкви не утвердились. Более того, после его смерти на учение о реинкарнации начались гонения. И причины тому были, как ни странно, скорее политические, нежели теологические. Во времена византийского императора Юстиниана (VI век н. э.) среди христиан преобладали оригенисты, гностики и представители других христианских направлений, признававших реинкарнацию. Честолюбивые устремления Юстиниана подсказывали ему «вредность» этой веры, укоренившейся среди его подданных. Если люди уверены в том, что у них в запасе еще много жизней, а точнее – жизнь вечная, то их покинет страх перед днем завтрашним, они перестанут быть покорными рабами и дрожать о своем «единственном» бренном теле.

По мнению императора, такое настроение у народа было чревато неповиновением, и он решил использовать христианскую доктрину в качестве политического орудия. Он рассудил: если людям внушить, что в их распоряжении имеется только одна жизнь, это повысит их ответственность в исполнении долга перед императором и государством. С помощью священства император пожелал «даровать» своим подданным одну-единственную жизнь, после которой те, кто зарекомендовал себя хорошо, отправились бы в рай, кто плохо — в ад. Так, манипулируя религиозными убеждениями, Юстиниан стремился укрепить могущество своей мирской власти.

Немаловажную роль при этом сыграла жена Юстиниана, которая имела доступ ко всем его политическим решениям. Императрица Феодора, согласно историку Прокопиусу, была совсем не знатного происхождения: родилась она в семье охранника амфитеатра и до замужества была куртизанкой. Став императрицей, она, чтобы стереть следы своего позорного прошлого, приказала бросить в темницы и казнить всех своих бывших подруг-куртизанок. Их было — ни много, ни мало — около пятисот. Императрица опасалась возмездия за свой поступок. В отпущении грехов в теперешней своей жизни она не сомневалась — так высоко было занимаемое ею положение. Однако ее повергало в ужас будущее: что, если придется родиться снова и пожинать плоды прошлой жизни сообразно совершенным ранее деяниям? По-видимому, в тревоге за свое будущее она пришла к заключению, что, если «божественный приказ» со стороны духовенства отменит доктрину реинкарнации, то ей не придется рождаться вновь и нести ответственность за «дела минувшие».

Император Юстиниан отправил патриарху Константинопольскому послание, в котором Ориген представлялся как злостный еретик. Затем, в 543 году, в Константинополе по распоряжению Юстиниана собралась церковная ассамблея. С ее одобрения императором был вынесен эдикт, в котором перечислялись и осуждались ошибки, якобы допущенные Оригеном. Далее события развивались по сценарию политической борьбы.

Папа Римский Вигилий выразил недовольство вмешательством Юстиниана в теологическую дискуссию. Он отверг императорский эдикт и даже поссорился с патриархом Константинопольским, поддерживавшим Юстиниана. Но давление на верховное духовенство со стороны государственной власти продолжало нарастать, и через некоторое время Папа всё же издал указ, в котором предавал анафеме учение Оригена, запрещенное императорским эдиктом. Папский указ гласил: «Если кто уверует в немыслимое существование души до рождения и в нелепейшее перерождение после смерти, того надлежит предать анафеме». Однако этот указ вызвал сильнейшее недовольство со стороны авторитетных епископов Галлии, Северной Африки и ряда других провинций, и в 550 году Папа Вигилий был вынужден отменить его.

Заслуги Оригена в деле становления христианской религии нельзя было оспорить, и хотя ко времени, когда разворачивались описываемые события, уже прошло около 300 лет со дня его кончины, авторитет Оригена как теолога среди священства оставался велик.

Реинкарнация Честолюбивый Юстиниан продолжил борьбу. У него в руках были все рычаги власти, а опыта в политических интригах занимать ему не приходилось. И вот 5 мая 553 года состоялся Второй Константинопольский собор, на котором председательствовал патриарх Константинопольский. Едва ли собор можно было назвать «Вселенским», поскольку на нем присутствовали в основном приспешники Юстиниана, желавшие видеть его во главе восточной части церкви. Видимо, амбиции императора простирались не только на мирскую власть! Итак, на соборе присутствовало 165 восточных (православных) епископов, выходцев из земель, находившихся в феодальном подчинении у Византии, и около дюжины западных епископов. Остальные представители западного епископата отказались принимать участие в соборе.

Собравшиеся представители должны были путем голосования решить: является ли оригенизм (так называли доктрину реинкарнации) приемлемым для христиан. Император Юстиниан контролировал всю процедуру голосования. Исторические документы свидетельствуют, что был подготовлен сговор, имевший целью фальсифицировать подписи западных представителей церкви, большая часть из которых разделяла взгляды Оригена. Видя, что на соборе ведется недостойная игра, Папа Вигилий, несмотря на то, что находился в это время в Константинополе, в знак протеста в соборе не участвовал и при вынесении окончательного вердикта не присутствовал. Это закончилось для него ссылкой на один из островов Мраморного моря.

Так постановлением Второго Константинопольского собора христианам, начиная с 553 года, разрешалось, как и прежде, верить в вечную жизнь, но рекомендовалось забыть о ее родной сестре – реинкарнации. Постановлялось считать, что вечность начинается с рождения. Однако бесконечным, или вечным, можно считать лишь то, что не только не имеет конца, но не имеет и начала. Да и можно ли признать правомерной отмену теологической доктрины под силовым давлением мирской власти? Эти вопросы до сих пор остаются открытыми.


Автор: «Золотой век»