Встреча с Моцартом. Невероятное открытие психологической наукиДжон Ричардсон – фигура известная в музыкальном мире. В прошлом – барабанщик знаменитой в 70-х группы The Rubetts. В начале 80-х Джон открыл свою оздоровительную частную клинику, где он лечит с помощью массажа, мануальной терапии и другими нетрадиционными методами. Важной вехой в его жизни стало знакомство с ведической философией. В 1982 году Джон принял посвящение в ученики у духовного учителя Шиварамы Свами. Знания, которые он почерпнул из Вед, плюс опыт целительской практики позволили ему освоить еще одну оздоровительную технику, которую называют методом гипнотической регрессии.

Рассказывает Джон Ричардсон

Метод гипнотической регрессии позволяет увести сознание человека глубоко в его прошлое. Вплоть до прошлых воплощений души пациента. Очень часто причины болезни кроются в нашем прошлом: какое-то несчастье или катастрофа, произошедшая с нами много лет назад, полностью деформируют нынешнее состояние нашего ума и тела. В таких случаях методика гипнотерапии незаменима – я часто прибегаю к ней.


И вот однажды моя 16-летняя пациентка Шелли, стала уговаривать провести с ней регрессию. Принципиально я провожу подобные процедуры только со взрослыми, но этот 16-летний отпрыск так сильно меня упрашивал, что пришлось согласиться. И вот вечерами, в 7 часов, я укладывал её на кушетку моей клиники-студии, под ветвями деревьев, и мы жизнь за жизнью отправлялись в её прошлое.

Невероятное открытие

Джон РичардсонВ один из сеансов она обнаружила себя в середине 18-го века. Как всегда последовал стандартный набор вопросов, но вот ответы...

Джон: Оглядись вокруг себя. Как ты думаешь, ты внутри дома или снаружи?
Шелли: Я внутри дворца императора в Шонбране, в Вене.
Д: Ты живешь там?
Ш: Конечно же, нет! Я буду играть здесь на фортепьяно для императора вместе с Наннерль.
Д: Кто эта Наннерль?
Ш: Моя сестра.
Д: Понятно. Разумеется, ты превосходно играешь на фортепьяно. А ты уверена, что настолько хорошо?
Ш: (шаловливо) Я – лучший в мире пианист.
Д: Правда? А сколько тебе лет?
Ш: Мне шесть лет.
Д: Можешь ли ты назвать свое имя?
Ш: Да, может быть, если вы назовете мне свое.
Ш: Ну ладно. Меня зовут Вольфганг.

В этот момент я сделал то, чего прежде никогда не делал. Попросил Шелли открыть глаза прямо в состоянии транса. Дал ей блокнот. Приподнял ее так, чтобы она могла видеть, что делает и, вложив в её пальцы ручку, попросил расписаться. Я знал, что Шелли левша. Но тут вдруг она взяла правой рукой пишущий предмет и вывела: «Volfgang Amadey Mozartt». С орфографическими ошибками, как видите!

Ну, я не очень серьёзно отнёсся к этому в то время. Любой гипнотерапевт подтвердит подобный скепсис в таких случаях: «Почему все время Клеопатра или Нельсон? Почему мы обнаруживаем только знаменитостей? А где же простые люди?»

Впрочем, в большинстве случаев это и оказываются простые люди (а я за свою практику провёл примерно 10 000 регрессий). Так или иначе, всё, что осталось с того раза – это тот листочек со странным автографом композитора и не менее странная история, в которой Шелли утверждала, что играла с Марией Антуане (именно так она именовала Марию Антуанетту). В этой истории Моцарт поскользнулся на начищенном до блеска полу в коридоре дворца и ударился головой. Мария Антуане подняла его и даже поцеловала, а Моцарт попросил ее выйти за него замуж. Вот и всё, что я помню с первого сеанса регрессии «Моцарта».

Реальность или совпадение?

Дальше события развивались так, что я сильно пожалел, что с той регрессии осталось так мало информации. Как-то моей юной пациентке захотелось посмотреть фильм «Amadeus». Шелли поинтересовалась, что я думаю по этому поводу. «Это твоё полное право – ответил я ей, - но только учти, что, рассказывая о жизни Моцарта, ты вполне можешь однажды услышать от знатоков его жизни, что просто взяла всё это из фильма».

Регрессивная гипнотерапия издавна используется мастерами гипноза как серьезный и весьма эффективный метод не только для лечения душевных страданий. Вернув человека в период его жизни до начала болезни, можно успешно купировать такие психосоматические заболевания, как язвенная или гипертоническая болезнь, бронхиальная астма, аллергия, ревматоидный артрит, сексуальные расстройства и др. Метод регрессивного гипноза вполне позволяет избавиться от алкоголизма, наркомании, заикания, испуга, астмы, энуреза и других заболеваний.

«Меня не волнует, кто во что верит» – раздражённо заявила она в ответ. И вот, Шелли и мой сын смотрят фильм.

- Вот! Смотрите! Я же вам говорила!
И мы снова прокрутили сцену, где в свои двадцать лет Моцарт посещает Императора.
«Добро пожаловать, Моцарт».
- Но ему же не шесть лет. Разве не так?
- Папа, помолчи, - сказал сын. – Послушай сначала.

Император продолжал:
«Моцарт, вы помните, как посещали дворец вместе с сестрой Наннерль, когда вам было шесть лет? Вам ведь тогда было всего шесть. Вы поскользнулись и упали, моя дочь подняла вас и даже поцеловала. А потом вы попросил ее выйти за вас замуж. Помните?»

Я, конечно, обалдел от такого совпадения. Но ещё больше я удивился, когда в одной из книг о жизни великого композитора, за которые я засел после этого случая, «Моцарт: от святого к мирскому» я обнаружил свидетельства, что он действительно поскользнулся в коридоре, в точности, как утверждала Шелли. Прокручивая факты из жизни Шелли, я снова и снова натыкался на разнообразные подтверждения того, что она была Моцартом.

В пять лет Шелли отдали местной учительнице фортепиано, госпоже Челлис. Когда она впервые прикоснулась к клавишам, госпожа Челлис гордо объявила, что это потенциально самая лучшая пианистка из всех тех, кого ей приходилось видеть. Сэм, её брат, тоже был очень перспективен... Но беда в том, что после многих занятий они так и остались на уровне подающих надежды, но технически абсолютно беспомощных исполнителей. Как музыкант, я могу подтвердить: Шелли очень одарена. Она может из головы сочинить прекрасную песню. Но, вспомнив жизнь Моцарта, в которой его блестящие музыкальные способности лишь усиливали его страдания и свелись в итоге к ранней смерти, я осознал, что сейчас эта душа просто отказывается развивать всё то, что однажды стало источником стольких бед...

Как-то я читал одну из книг о жизни Моцарта (а теперь я стал крупным моцартоведом). На её последней странице меня ждал невероятный сюрприз. Там была настоящая подпись Моцарта как две капли воды напоминавшая ту, которую так неуклюже вывела Шелли на первом сеансе регрессии. Это неправильно написанное имя красовалось на последней странице во всей своей молчаливой славе. Потом я прочитал, что Моцарт любил весёлые розыгрыши, проказы и прочие хулиганства. Часто он нарочно коверкал своё имя: Амаде, Амадео, иногда писал на конце два или три «t», а иногда Вольфганг становился Вольферлом...

Решающее доказательство

Встреча с Моцартом. Невероятное открытие психологической наукиНо, пожалуй, апофеозом этой истории стали мои лекции о реинкарнации в Кембридже. Они обычно заканчивались сеансом массовой регрессии. Как-то на одной из таких лекций в Тринити колледже я показал студентам обе практически не отличные подписи: ту, что сделала Шелли и из книжки. На следующую лекцию, в колледже Уолсон, я по какой-то причине пришёл вместе с Шелли. Прослышав про то, что «среди нас Моцарт», студенты просто затопили её вопросами. А один поднял руку и предложил: «Почему бы нам вместо массового гипноза не погрузить в регрессию «Моцарта»?»

Признаюсь, я занервничал – мне было страшно за Шелли. А она... Она, похоже, наслаждалась всеобщим вниманием. Подняв брови, как бы делая одолжение, она любезно согласилась. В ответ раздались аплодисменты. Девушка встала и смело направилась к стулу, стоящему в центре, который я только что для нее освободил.

Это было весьма легкомысленно с её стороны. Одно дело, вспоминать своё прошлое на кушетке, в умиротворяющей тени деревьев, а другое – на публичной программе, на глазах у 200 зрителей. Ещё хуже мне стало, когда в зал вернулся один студент. Он успел сбегать в свою комнату и принёс, похоже, полное собрание писем Вольфганга Амадея. И теперь, открыв наугад книжку, с ехидной улыбкой на юной физиономии, попросил:

«Погрузите её в это время, если сможете», - и он протянул мне открытую книгу, в которой значились дата и время письма. «Спасибо», - сказал я сквозь зубы этому чертовому умнику.

Мы начали. Я отправил ее в какой-то период жизни Моцарта, чтобы она свыклась с вибрацией и окружением того времени. Потом подвел ее к времени, указанному в письме. Письмо было адресовано его кузине Мари-Анне Текла, имя, которое Шелли мне никогда не называла.

- Чем ты занимаешься сейчас?
- Я пишу письмо своей кузине Мари-Анне Текла.
Я не мог удержаться, чтобы не взглянуть на юного франта-умника.
«И что он там пишет?» - хладнокровно спросил тот.
- Моцарт, что ты пишешь?

«Моцарт» затрясся от смеха. Всё сильнее и сильнее. Вдруг «он» схватился за живот и взвыл так, что чуть не свалился со стула. Мне пришлось срочно бежать на выручку к Шелли. Когда она успокоилась, я переспросил:

- Моцарт? Что там в письме?
Прошло мгновение. «Моцарт» нерешительно, смущаясь, ответил:
- Я описываю своей кузине несколько разных способов, как можно ходить в туалет.
На сей раз, хохотал зал. «Моцарт» же сидел спокойно, не обращая ни на что внимания.
- Что-то еще, Вольфганг? Чем бы ты хотел с нами поделиться?
- Теперь я рассказываю ей о наших похождениях в каком-то кабачке. Мы сидим в подвале, всё вино уже кончилось... («Моцарт» снова смеется) И мы мочимся в пустые бутылки и оставляем все это на выпивку местным пьяницам.
(Теперь взрыв хохота в зале)
Я вернул Шелли в нормальное состояние сознания.
Это было невероятно! Потому что именно об этом и было написано в письме.
Все, кроме меня, конечно, испытали потрясение. Она дала им возможность взглянуть через кристально чистое окно в мир Моцарта. Неужели перед нами здесь, среди безмозглых взрослых беспечно, как и во время гипноза сидит воплощение Моцарта?

Юноша, принесший книгу писем, театрально закрыл её и сказал:
«Либо Шелли обладает высшей ученой степенью либо она, черт подери, и есть он сам!»
Зал захлопал, Шелли сделала реверанс. В этой эйфории мы раздали приличное количество экзепляров «Бхагавад-гиты», книги, в которой подробно излагается закон перевоплощения души.

Продолжение следует...


Автор: подготовил Алексей ТИТОВ