Сестра милосердияПронизывающий ветер играл с последним теплом уходящего года. Наша съемочная группа поднималась по ступеням к храму Святителя Михаила, который находится на территории Александровской больницы города Киева. Мы собирались снять цикл передач «Путь восхождения» – о людях, посвятивших себя духовному пути. На героя первой передачи мы выбрали отца Романа, настоятеля и духовника храма. Он выслушал нас, просканировал умиротворенным, мудрым взглядом и ответил:

– Давайте не будем делать передачи о попах. Есть более достойные люди. Сделайте передачу о сестрах милосердия.

Он позвонил по телефону, и через несколько минут в комнату вошли четыре молодые женщины, облаченные в апостольники сестер милосердия. Их лица светились небесной чистотой. От них веяло непривычной для современной жизни добротой и скромностью.

Читайте также: Отец Арсений: «Шримад Бхагаватам и Библию читаю каждый день» и Таинственная сила молитвы

Оператор настраивал камеру, выставлял свет, проверял микрофоны. Молодая женщина, сестра милосердия, перебирая руками четки, готовилась к интервью, как к исповеди: «Батюшка благословил меня рассказать вам о себе».

– Представьтесь, расскажите о выбранном вами пути.

– Сестра Екатерина. Родилась в Запорожской области, в Гуляй Поле. Детство провела в маленьком шахтерском городке в Луганской области. Была активным ребенком, серьезно занималась хореографией, окончила музыкальную школу. В институт культуры, правда, не пошла, почувствовала, что это не моя дорога. Окончила Донецкий горный университет, приехала в Киев. Карьера складывалась удачно: работала в крупных компаниях, возглавляла предприятия. Правда, в минуты, когда я оставалась наедине с собой, во мне все отчетливее звучал вопрос души: «А что дальше? Какова твоя цель? Что ты делаешь для этого мира и что ты несешь в него?».

Появилась семья, прекрасный муж. С появлением сына я поняла, что такое искренняя чистая любовь. Мой ребенок открыл мне глубину бытия. Я почувствовала, что в жизни есть нечто большее, чем ее внешняя сторона, и не может быть так, что мы приходим в этот мир и уходим из него бесследно. Я стала приходить в Храм, здесь я причащала сына, и это было первым шагом к моей нынешней жизни.

Она замолчала, как будто остановилась у некой двери, за которой – самое сокровенное. Ей нужно было несколько мгновений, чтобы почувствовать, как незримая воля открывает эту дверь и впускает нас вовнутрь:

– Через некоторое время на моих глазах мой ребенок погиб... Тот человек, который не может пережить трагедию в своей жизни, не может сострадать другим людям. Обычно мы закрываемся от проблем ближних, чтобы никакая ситуация не нарушила наш покой, не вторглась в нашу «зону комфорта». Я поняла, что надо обернуться и по-другому увидеть все происходящее вокруг. Ведь Господь призывает нас любить всех, а мы направляем свою любовь только на родных и близких и полностью ограждаемся от остального мира. Именно из-за этого мы чувствуем одиночество среди людей. Если мы равнодушны к миру, мир отвечает нам тем же. Мы не живем радостью и печалями других людей и не позволяем людям жить нашими радостями и печалями.

Сестра милосердияОна умолкла. В это время у меня зазвонил телефон. Администратор канала волновалась, что мы задерживались. Оператор уже должен быть на съемке сюжета о парикмахерской. Я шепотом попросил перенести парикмахерскую на другой день: нам еще нужно время, мы не можем прервать интервью. В ответ – категоричное «нет».

– Все в этой жизни неслучайно, – продолжала сестра Екатерина. – Господь дал мне ангела, который привел меня к первой ступеньке, ведущей к свету. Именно через своего ребенка я увидела Господа, Его безграничную любовь и милосердие. В тот момент, когда не находишь выхода, когда переосмысливаешь все ценности жизни, вдруг понимаешь, что в скорби человек – самый чистый, у него нет корысти, гордости, самолюбия. Он видит, что сам настолько слаб, что ни с чем не может справиться. Он может только поднять голову и попросить: «Господи, помоги мне! Дай мне понять и перенести все, что Ты хотел мне дать, показать и открыть. Позволь мне поблагодарить Тебя за это!».

Опять телефонный звонок. Администратор требует немедленно прекратить съемку и ехать снимать парикмахершу. Мы, замерев, слушаем монолог Екатерины.

Сестра Екатерина продолжала:

– Наверно, это чувство огромной не отданной любви к ребенку и желание отдавать эту любовь увидели и Господь, и, в первую очередь, Преподобная великомученица Елизавета Федоровна*. Я сразу почувствовала, что уже не принимаю никаких решений. Все решилось еще в тот день, когда я пришла в Храм и поблагодарила Господа за то, что помог мне выжить. Я почувствовала, что Он взял меня на руки и понес. Мне нужно было только полностью довериться Ему... И я оказалась в монастыре – меня сюда привезла мама. Меня встретила игуменья Екатерина, поселила в келью и окружила такой любовью и заботой, что у меня возник вопрос: откуда у нее столько любви? Без красивых фраз она дала мне почувствовать, что я – самый любимый, самый желанный человек, что вокруг меня – близкие и родные люди, что они меня чувствуют и понимают, сострадают и готовы в любую минуту быть рядом. В монастыре я впервые увидела сестру милосердия, она показалась мне небесным ангелом. Помню свою первую ночную молитву, я просила: «Елизавета Федоровна, матушка, родная, дай мне хотя бы каплю той любви, сострадания, жертвенности, которая есть у тебя. Если я когда-нибудь сподоблюсь быть твоей дочерью, я постараюсь это сохранить, увеличить и отдать каждому, а не только тем ближним, которые будут рядом со мной».

Оператор и режиссер по-мужски давили в себе слезу. Эмоция откровения всколыхнула сердца, момент истины разрезал полотно привычной картины мира. Опять звонила гневная администратор: «Если вы еще не в парикмахерской, мы так работать не сможем!» Но я не слышал ее, я размышлял о том, как духовность переставляет в нас ценности жизни, выстраивая их в обратном порядке. На первом месте – Бог, Он приоткрывает душе Свой мир, сладость которого уже не держит душу в плену иллюзий.

- Екатерина, скажите, с какими сложностями вы встречаетесь, будучи сестрой милосердия?

- Сложно забыть о себе, не смотреть на человека через призму своего внешнего понимания, а научиться любить его настолько, чтобы видеть в нем подобие Божье. Оно может быть скрыто грязным, пьяным, агрессивным состоянием, но божественное в человеке никогда не может быть уничтожено. Есть еще другая сложность: когда видишь, сколько в этом мире трагедий и сколько боли у людей, можно впасть в уныние и отчаяние оттого, что не можешь всем помочь. Тут Сестра милосердияостается только упование на Бога: «Господи, услышь молитвы мои, укрой детей своих, утешь детей своих, спаси детей своих и мне дай крепости, чтобы я своей любовью хоть как-то им помогла».

- Расскажите о своем первом поступке милосердия? Было ли в нем для вас проявление Бога?

- Для меня до сих пор это знаковый день. В первый день, когда я стала сестрой милосердия, ко мне подошла женщина и попросила помочь ей дома с ее больным сыном. Она назвала мне адрес, и мы договорились, что я найду машину, куплю лекарства, и мы встретимся через час. Пока я все организовывала, искала машину, бегала за лекарствами, приходит эта женщина и говорит: «Я не знаю, чьими молитвам, но приехали все мои родственники. Помощи уже не нужно, но за то, что вы были так отзывчивы, я подарю вам икону — я ее привезла из Иерусалима». И она дарит мне икону Иерусалимской Божьей матери. Первый день милосердия у меня начался с такого отклика сердца. Вот уже третий год я чувствую себя в Иерусалиме, эта Божья матерь всегда со мной. Вот таким был мой первый порыв помощи в качестве сестры милосердия.

Наше интервью подходило к концу, и я начинал понимать, что духовность и милосердие – это родные сестры, которые не живут друг без друга. Духовность взращивается в милосердии. Оно – свет и тепло души, обращенной к Богу.

Поток машин – как течение жизни. Река, бегущая в никуда. По «берегам» – бизнес-центры. В двух шагах – ворота больницы с переполненной автостоянкой дорогих авто. Болеют и умирают все. По лестнице к Храму поднимаются люди: кто на костылях, кто в старом потертом плаще. Они собираются под навесом, усаживаются за столы. Сестры милосердия выносят обеды. Горячий чай согревает тело, доброе слово – сердце. Звонят колокола, перекрывая клаксоны машин. Бог напоминает о Себе. После интервью с сестрой Екатериной режиссер, закоренелый холостяк, заявил, что впервые увидел эталон женственности и духовности. Его проняло до глубины души. Осмысливая евангельскую тему, он выразил убеждение, что если и случится второе пришествие Христа, то придет Он в женском облике.

* Княгиня Елизавета Федоровна (1864-1918) – православная святая, покровительница сестер милосердия


Автор: Виталий ОВСЯННИКОВ