Козака МамайСегодняшние историки усматривают в портрете козака Мамая собирательный образ представителя украинского козачества. И этот образ поистине загадочен и чуден. Откуда, казалось бы, у коренного украинца привычка сидеть, скрестив ноги по-восточному? А этот слегка расфокусированный и устремленный вдаль взгляд человека,  настроенного не воинственно, а скорее, философски.  Здесь оружие, боевой конь, а лицо героя при этом исполнено неземного спокойствия и умиротворения. Такое впечатление, что перед нами находится только тело, физическая оболочка, а душа взлетела куда-то ввысь.  Может быть, в этот момент козак Мамай заряжается космической энергией или через молитву наполняется божественной мудростью. В руках у него бандура, еще больше усиливающая впечатление, что перед нами поэт, философ, священник и мудрец. Или  йог в медитации.


Идею восточного происхождения образа козака Мамая разделяют многие украинские исследователи. Полнее всего она раскрыта в работах академика Платона Белецкого, который открыл в  портретах Мамая еще одну особенность. На большинстве портретов козак изображен с  бандурой, но встречается среди них также сюжет «Козак – душа правдивая», где тот же герой держит руки на груди в малопонятном жесте, мудрено изогнув пальцы. Этот жест в точности повторяет жест индийских святых, называемый на санскрите «дхьяна-мудрой». Мудра – на востоке жест, способствующий более глубокой медитации. 


Так что же вобрал в себя этот образ?  Внешние атрибуты ведического воина-кшатрия, мудрость ведического философа-брахмана, хорошо приправленные украинским колоритом.  Так или иначе, в портрете Мамая закодирована важная для украинской души информация.