В середине IX века печенеги нанесли основательный удар по варягам, захватившим Киевский престол. Летописи сообщают, что в Киеве был плач и голод великий. Однако после этого печенеги больше Киев не тревожили, так как начали войну с Хазарией.

КНЯЗЬ СВЯТОСЛАВ ХРАБРЫЙ. Что напутали летописцы?Сменивший Олега князь Игорь (Ингвар), наследник Рюрика, проявляет, не маскируясь, свой варяжский характер насильника и грабителя. Жестокость варягов проявилась в их набегах на восток, на берега Хорезмийского (Каспийского) моря, где русские десятки лет вели мирный торг с местными жителями, что вполне естественно в едином государстве. Под видом сбора дани Игорь продолжает откровенно грабить славянские земли. В конце концов, древлянский князь Мал убивает Игоря, назвав его волком за алчность. Ольга жестоко мстит за мужа, и в этой жестокости проявляет варяжский характер. Она приказывает живьём сжечь древлянских послов, а других живьём закопать в землю. Затем она организует карательный поход против древлян. После годичной осады был сожжен город Искоростень.

В это время славянский князь Святослав, прозванный нынче Храбрым, объединил свою дружину с войском печенегов и создал Кош Войска Казачьего (кхош (санскрит) – воинское подразделение) – часть армии Славяно-арийской империи (Арды).

«Повесть временных лет» – летописный свод, якобы составленный монахом Нестором в начале XII века, представляет Святослава потомком варяжской семейки – сыном князя Игоря и княгини Ольги. Вот только откуда у варяжского отпрыска славянское имя, да еще такое благочестивое? А благородство? Войны, которые вел Святослав, не были варяжскими грабительскими набегами. Более того, он никогда не нападал на врага внезапно, неожиданно, а всегда благородно предупреждал о своем походе: «Хощю на вы ити», но действовал при этом стремительно и напористо. Святослав был князем славян, их талантливым полководцем, а не варяжским конунгом, как Олег или Игорь. В отличие от стремившихся к роскоши варягов, Святослав вел простую суровую жизнь воина, защитника ведических идеалов. Он не возил с собой обозы, обходясь немногим в пище и одежде.

Читайте также: САГА О КАЗАКАХ часть 1 и САГА О КАЗАКАХ часть 10: Печенеги и половцы – дикие кочевники или благородные воины?

Как отмечает историк Б.А. Рыбаков, военная деятельность Святослава с 964 по 972 г., при всём её небывалом размахе, подчинена двум направлениям: хазарскому и византийскому. Оба эти направления для Арийской империи были стратегическими. Политический и экономический уклады Хазарского каганата насаждали в обществе насилие, паразитизм, лицемерие, ложь. Аналогичную псевдокультуру несла в себе и Византия, прикрываясь искаженным христианством, необходимым ей для установления колониального господства над соседними государствами.

Современные историки упрекают Святослава в том, что он разрушил «Хазарский щит» и открыл юг Руси набегам диких жестоких кочевников-грабителей печенегов. Подобные упреки – либо невежественное недомыслие, либо откровенная ложь, потому что жестокие грабительские нашествия устраивали не «восточные дикари», а западные «цивилизации», прежде всего, варяги и Византия.

Поэтому, покончив с Хазарским каганатом (но не с хазарами), Святослав, по-прежнему в союзе с печенегами, начинает войну с Византией, постоянно плёвшей интриги против Арийской империи, поддерживавшей варягов в их стремлении оторвать западную часть Империи, именуемую Киевской Русью. Святослав ведет свое войско в Болгарию, находившуюся в зависимости от Византии. Он стремится освободить Болгарию и сделать её своей союзницей. Святослав прошел по Болгарии до Дуная, где сделал своим опорным пунктом город Переяславец на Дунае и начал взымать дань с Византии.

Византийский император понимал, что ему придется воевать со Святославом и с болгарами, и начал собирать войско. Тем временем Святослав с печенегами, болгарами и мадьярами перешел через Балканы и пересек границу Византии, взяв город Филиппополь (нынешний Пловдив). Византийский император сумел снарядить стотысячную армию, с которой он вышел навстречу Святославу. В большом сражении под Аркадиополем Святослав вынужден был уступить превосходящей силе Византии и отступить за Балканы к Дунаю. Мадьяры вернулись в Венгрию, а Святослав с десятью тысячами воинов укрепился в болгарской крепости Доростол, сделав ее своим опорным пунктом. Вскоре крепость окружили превосходящие силы византийской армии. Здесь произошло несколько упорных сражений, но добиться победы, несмотря на десятикратное преимущество в численности войска, византийский император не смог.

КНЯЗЬ СВЯТОСЛАВ ХРАБРЫЙ. Что напутали летописцы?Византийский хронист X в. Лев Дьякон приводит одну из речей Святослава, которыми князь-воин вдохновлял свою дружину перед сражениями:
«Проникнемся мужеством, которое завещали нам предки, вспомним о том, что мощь россов до сих пор была несокрушимой, и будем храбро сражаться за свою жизнь. Не пристало нам спасаться бегством. Мы должны либо победить и остаться в живых либо умереть со славой, совершив подвиги, достойные доблестных мужей! Мёртвые сраму не имут!».

Вдохновленные мужественным князем славянские воины доблестно сражались с превосходящими силами врага. Более двух месяцев византийский император Цимисхий осаждал Доростол, безуспешно ожидая сдачи. Поняв, что сломить Святослава силой не удастся, император Цимисхий пригласил его на мирные переговоры. Император стремился поразить славянского полководца своим великолепием, но сам оказался поражённым простотой отважного князя.

«Государь Иоанн Цимисхий, покрытый вызолоченными доспехами, подъехал верхом к берегу Истра (Дуная), ведя за собою многочисленный отряд сверкавших золотом «бессмертных» – вооружённых всадников своей личной охраны. Показался и Святослав, переплывающий реку на скифской ладье. Он сидел на вёслах и грёб вместе с остальными, ничем не отличаясь от них. Он был умеренного роста, с мохнатыми бровями и светло-синими глазами, курносый, безбородый, с густыми, чрезмерно длинным волосами над верхней губой (усами). Голова у него была совершенно голая, но с одной стороны её свисал длинный чуб – признак знатного рода. В одно ухо у него был вдета золотая серьга с карбункулом в окружении жемчужин. Одеяние его было белым и отличалось от одежды других только чистотой. Сидя в ладье, на скамье для гребцов, он поговорил немного с государем об условиях мира и уехал».

Анализируя летописные свидетельства Льва Диакона, невольно задаёшься вопросами:

Как мог говорить о традициях и несокрушимой мощи «россов» варяг в третьем колене, сын Игоря и внук Рюрика – истинных варяжских грабителей, каковым его представляет нам «Повесть временных лет»?

О знатности какого рода свидетельствовала бритая голова с длинным чубом Святослава? Ни у кого из варяжских воевод-конунгов таких признаков не было. Не было их и у Игоря с Олегом.

И белые простые одежды Святослава не вяжутся с варяжской алчностью и стремлением к роскоши. Его отличали простота, скромность и строгость, свойственные ариям. Длинный чуб на бритой голове, белые одежды указывают на принадлежность к арийской культуре. На санскрите такой чуб называется «шикха» – он закрывает на макушке бритой головы высшую чакру, защищая её. Древние ведические тексты повествуют о мудреце Васиштхе, который носил шикху, и шикху носили его потомки. Вот откуда ведёт свой знатный род Святослав. Ну а серьга в ухе, усы – это признаки арийских воинов-кшатриев. «Кшатрий» означает защитник (санскр.) и, прежде всего, устоев религии и нравственности. Именно эта благородная цель придавала мужественную уверенность и силу самопожертвования Святославу и его воинам, готовым сложить свои головы рядом с княжеской.

 


Автор: Николай ПОСЕВИН, преподаватель