Поединок Челубея и ПересветаВ 1378 году московский князь Дмитрий, лично командовавший отрядом воинов, разбил на реке Воже большой отряд ордынцев под предводительством татарского мурзы Бегича. Бегич был убит. Это была первая военная победа Дмитрия над ордынцами в борьбе за свое самовластие. Тогда с юга подтянулись войска казаков Синей Арды во главе с Мамаем.

Войско Мамая состояло этнически из ясов (осетин), аланов (сармат), половцев, печенегов, черкас (днепровских казаков), фрягов (генуэзцев, основавших свою колонию в крымском Судаке). Все они были профессиональными воинами, воспитанными в богоцентрической воинской традиции, то есть казаками. Современная история называет их татарами-чужеземцами, дикими кочевниками-захватчиками, враждебными Руси, а Мамая – татарским ханом.

Читайте также: САГА О КАЗАКАХ ЧАСТЬ 19: Синяя Арда – неизвестная страница истории и Веды в нашей жизни

И хотя обитали они совсем рядом – возле озера Палюсмеотис (Азовского моря), – в век Кали нередко вчерашних соседей-родственников объявляют ненавистными врагами. Чтобы избавиться от контроля Арды и окончательно утвердиться в самовластии, костромской и московский князь Дмитрий начал собирать рать против войск казака-царя Мамая.

Как свидетельствует «Сказание о Мамаевом побоище» с Дмитрием выступили рати земли Московской во главе с двоюродным братом Дмитрия Владимиром Андреевичем, земель Владимирской, Суздальской, Ростовской. Здесь были два брата Ольгердовичи: Андрей Псковский и Дмитрий Брянский, а также князь-воевода Боброк Волынский. Летопись гласит, что у Дмитрия набралось тогда 150000 воинов. Если это число и преувеличено, то все-таки ополчение было очень большим, – комментирует Н. Костомаров.

Битва произошла на поле Куликовом рядом с Москвой, которая тогда представляла собой небольшое селение: каменную крепость, построенную князем Дмитрием, окруженную небольшим посадом за дубовой стеной. На краю поля Куликова был построен Симонов монастырь для захоронения павших. Действительно, впоследствии на территории монастыря было обнаружено огромное захоронение со множеством скелетов молодых (судя по крепким зубам) людей. Теперь все это находится практически в центре Москвы (Кулешки). На территории московского завода «Динамо» до 60-х годов ХХ в. сохранялись могилы Пересвета и Осляби, затем таинственно исчезнувшие.

Куликовская битва. Миниатюра ХVII в.Доказательной иллюстрацией битвы как эпизода гражданской войны является старая икона «Сергий Радонежский: житийная икона», выставленная в экспозиции Художественного музея города Ярославля и раскрытая в 1959 г., т.е. очищенная от старой потемневшей олифы.

Внизу под фигурой Сергия происходит битва, подписанная: «Сказание о Мамаевом побоище». Лица воинов с обеих сторон одинаковы, одинаковы и одежды и вооружение, одинаковы знамена и изображения Спаса. Самое интересное, что на иконе изображена переправа через реку воинов Мамая, причем вброд.

Еще ниже текст: «Семен Малик поведал князю великому «Уже Мамай-царь на Гузин брод пришел и одна только ночь между нами, ибо к утру он дойдет до Непрядвы».

Гузин брод – брод через современную реку Яузу в Москве. Река Непрядва – Напрудная или Неглинная в Москве.

По свидетельству историка Н. Костомарова передовые полки обоих войск сцепились между собой, и сам Дмитрий выехал вместе со своею дружиной «на первый суйм» – открывать битву. «По-старинному прадедовскому обычаю, – пишет Н. Костомаров, – следовало, чтоб князь, как предводитель, собственным примером возбуждал в воинах отвагу».

Со стороны же Дмитрия это был просто показательный фарс. «Побившись недолго с татарами, – продолжает Н. Костомаров, – Дмитрий вернулся назад, устраивать полки к битве».

Но поединок все же состоялся. Из полков Мамаевых выехал Темир-мурза (по другим сведениям печенег Челубей) и в духе кшатрийской традиции стал вызывать сильнейшего соперника из рядов северного ополчения. Наконец ему навстречу выехал инок Пересвет из монастырской обители святого Сергия Радонежского. Поединок был честным и равным. Оба воина пали замертво.

В первом часу началась сеча, кровь лилась рекой. В московской рати было много новичков неопытных в битве, твердят все историки, поэтому через два часа битвы на них напал страх, и они пустились в бегство. Воины Мамая начали преследовать беглецов, разя их наповал. Казалось, битва северянами проиграна. Увидев бегущих, предводитель засадного полка московский князь Владимир Андреевич, порывался ударить на врагов, но рассудительный князь Боброк удержал его до тех пор, пока рать Мамая, преследовавшая убегающих, не оказалась спиной к засаде. «Вот теперь час пришел», – сказал Боброк, и засадный полк ударил в спину преследующих.

В итоге войско Синей Арды потерпело поражение, ответственность за которое лежит полностью на Мамае. Ослепленный легким и неотразимым успехом, он пренебрег правилами древней славянской боевой тактики и не защитил фланги и тыл своего наступающего войска специальными отрядами боевого охранения.

Интересное свидетельство приводит летопись: «Безбожный же царь Мамай, увидев свою погибель, стал призывать богов своих: Перуна, Салавата, Хорса, Раклия (Семаргла) и Магомета».

Итак, Мамай по современным понятиям славянский язычник, и в войске его было множество воинов, не принявших христианство или принявших мусульманское вероисповедание. Характерно и то, что и летописец, и Семен Малик называют Мамая царем, а не ханом, как принято это в современной истории.


Автор: Николай ПОСЕВИН, преподаватель