Ирина Новожилова - президент Центра защиты прав животных Вита. В прошлом году в российском конкурсе «Женщина года» она стала победителем в номинации «Общественная деятельность» У «Виты» много славных и громких дел. Одно из них – масштабная кампания против убийства детенышей гренландского тюленя на Белом море с участием российских «звезд». Отважная пятерка - Лайма Вайкуле, Артемий Троицкий, Алена Свиридова, Александр Ф. Скляр и Виктор Гусев вместе с Ириной Новожиловой в сопровождении прессы осуществили полет во льды Белого моря, в «родильный дом» гренландских тюленей. Полет «звезд» вызвал резонанс в российском обществе. Промысел бельков был запрещён в тот же год. Защитники животных по всему миру ликовали.

Компания против корриды в Москве, замена опытов на животных гуманными альтернативами в вузах, фильмы и видеоролики в защиту животных – вот далеко не полный перечень добрых дел «Виты».

Победа в конкурсе послужила поводом задать Ирине Новожиловой несколько вопросов:

– Как вы пришли к идее защиты животных? Как получилось, что хобби стало вашей профессией?

И.Н.:
– К таким взглядам я пришла в 16 лет. Это был как раз тот возраст, когда я стала задаваться вопросами о смысле жизни, поиске своего места в этом мире. Я отдыхала на море, где увлеклась рыбалкой. Поймав свою первую рыбку, я поймала себя на мысли, что как-то не вяжутся между собой море, солнце, веселые загорелые люди и несчастная рыбка, подвешенная на крючок за разорванную губу.

Дальше было переосмысление всего вокруг. Я вдруг чётко осознала, что мы живём за счёт порабощения наших соседей по планете - животных, которых мы убиваем ради мяса, мехов, кожи, развлечений и т.д. Я приняла решение стать вегетарианкой и посвятить всю свою жизнь защите самых бесправных и беззащитных. Потом был отказ от мехов и кожи, перьевых подушек и других привычных «радостей».

Первые два года я не афишировала своё вегетарианство, отшучивалась за столом, переводила разговоры на другие темы. Параллельно с вегетарианством укреплялись пацифистские взгляды, и первым моим сознательным протестом был отказ разбирать автомат Калашникова на уроке НВП. Это был период максимализма, желания переделать весь мир сразу, захлёбывание эмоциями, чувство одиночества и, наконец, бурная радость оттого, что за мной последовала подруга, а затем и сестра.

При поступлении в институт я столкнулась с проблемой опытов на животных. О них я узнала на подготовительных курсах биофака МГУ. С идеей поступления в МГУ я, завсегдатай всех школьных олимпиад по биологии, вынуждена была расстаться. Однако, биологическое образование без участия в опытах я всё-таки получила, для чего пришлось досконально изучать учебные планы различных ВУЗов.

Прошло время, и незаметно для себя я вдруг обнаружила, что вегетарианство очень благотворно повлияло на моё здоровье. Я чувствовала большой прилив энергии. Многокилометровые заплывы на море, дальние поездки на велосипеде я совершала без усилий. Мне настолько легче жилось, и в физическом, и в моральном смысле, чем другим людям, что я поняла, что скрывать от людей то, что открылось мне, я больше не могу!

Я чувствовала, что я не одинока, и где-то должны быть люди со сходным мироощущением. Однажды, листая на работе (11 лет я проработала в науке) в обеденный перерыв газеты, я обнаружила крошечную заметку о первом митинге этических вегетарианцев в Москве. На одном из плакатов еле-еле я разглядела номер телефона и кинулась звонить. В этот же день я оказалась в гостях у Татьяны Николаевны Павловой, российского идеолога движения за права животных. Это был 1994 год.

Мне всегда были очень интересны люди, которые не смиряются с общепринятыми традициями, и способны открыто выступить против, если это идет вразрез с их нравственными убеждениями. Когда я однажды поехала на встречу со студентами, которые отказываются участвовать в опытах на животных, то среди них и оказалась Елена Маруева – моя коллега на протяжении последующих 16 лет. Затем к нам примкнул Константин Сабинин (впоследствии мой муж), и в 2003 году мы втроём учредили Центр защиты прав животных «Вита», в который потом подтянулись и другие единомышленники.

– Что вы считаете своим главным достижением?

И.Н.:
– Мы воплотили в жизнь свой главный замысел – донести до людей информацию о положении животных в различных сферах, тем самым разбудить в них сострадание.

Когда я вижу, с какой активностью на разных молодёжных сайтах сегодня обсуждаются вопросы покупки вегетарианской еды, этичной обуви, одежды и косметики, посиделок в вегетарианских кафе и пр., меня переполняет радость и гордость: это то, о чём мы когда-то мечтали, ради чего мы кропотливо работали в течение долгих лет, начиная фактически с нуля.

кампания против убийства детенышей гренландского тюленя на Белом море– Приходилось ли вам чем-нибудь жертвовать ради вашего дела?

И. Н.:
– Я вообще очень ценю в людях альтруизм. Первый шаг – это сопереживание, а второй – не просто посочувствовать, а подняться и чем-то пожертвовать в своей жизни. Это особое жизненное состояние – чувствовать солидарность со всем окружающим миром: если больно одному, значит больно всем, и наоборот. Это же абсолютный кайф – жить в мире людей, которые сопереживают друг другу! У меня в такие моменты жизни удесятеряется энергия. И наоборот – терпеть не могу в своей жизни состояния сыра в масле – всё есть, дом – полная чаша, жизнь становится размеренной и пустой.

Да, наверное, можно говорить о некоторых жертвах в нашем деле, но люди со сходной мне идеологией хорошо знают, что эти жертвы с лихвой компенсируются ощущением нескончаемой радости оттого, что ты своей жизнью не причиняешь кому-то страданий. Да, у веганов ограничен выбор продуктов, да – придётся забыть о каких-то деликатесах, да – нужно постоянно следить за этичностью одежды и обуви, но зато ты чувствуешь себя человеком! Да, были в моей жизни ситуации, когда я уходила с вечеринок абсолютно голодной, но разве это цена вопроса, если по ту сторону ужина – месяцы неволи и чья-то отнятая жизнь?

– Какую литературу вы читаете?

И. Н.:
– Больше половины своей жизни я была страстным поклонником художественной литературы. Потом, когда количество историй жизни других людей достигло в моей голове критической массы, поняла, что мне интересней свой собственный опыт познания жизни. Пришел интерес к философской литературе. Сегодня больше всего в познании устройства мира мне дают книги эзотерической направленности – Ричард Бах, Андреев, Рерихи, Кастанеда, Зеланд, Лобсанг Рампа, Кираэль и др.

Чтобы поднять настроение, часто беру с собой книгу А.Щеглова о Фаине Раневской. Прихожу в восторг от ее цитат! Люблю Зощенко, Аверченко, Ильфа и Петрова.

– Ваша любимая цитата?

И.Н.:
– Их много, они очень кстати появлялись в разные периоды жизни, сообразно моим мыслям и настрою. Например, Лев Толстой: «Нет величия там, где нет простоты, добра и правды». Или мой любимый психолог Владимир Леви: «Если вам плохо, и вы как-то добились, что вам стало хорошо, не меняя отношения к жизни, то либо опять станет плохо вам, либо кому-то ещё». Сейчас постоянно прокручиваю цитату Кастанеды, которая стала девизом в жизни: «Как только сомнения изгнаны, становится возможным всё!»

Документальные фильмы «Виты»:
«Гамбургер без прикрас» – о проблеме убийства животных ради мяса
«Корриде – нет!»
«Ответный выстрел» – интервью с российскими звездами – противниками охоты
«Зона, свободная от убийства» – о кампании в защиту детенышей гренландского тюленя
«Подопытная парадигма» – о нравственной проблеме опытов на животных
«Гуманное образование в странах СНГ» – о вузах, внедривших гуманные альтернативы опытам на животных.
«Цирк: иллюзия любви» – о жестокости и обмане цирковой дрессуры.


Автор: Подготовила Ольга ШЕВЧУК